05.10.2023 BLCONS GROUP

Ответственность контролирующих лиц

Ответственность контролирующих лиц: BLCONS GROUP

Тема ответственности контролирующих лиц весьма объемна, регламентируется разрозненными правовыми нормами, а судебная практика хоть и обширна, но не всегда однородна, при этом правовые подходы к разрешению отдельных ситуаций периодически обновляются. С практической точки зрения, детального разбора заслуживают вопросы определения круга ответственных лиц, возможных инициаторов предъявления требований, сроков и процедуры предъявления требований, их обоснования, определения размера ответственности, порядка исполнения судебных актов и т.п. Указанные аспекты будут последовательно рассматриваться в нашем блоге.

Субъекты субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность – дополнительная ответственность, которая возникает в случае невозможности для кредитора удовлетворить свое требование за счет имущества первоначального должника.

Таким первоначальным должником в рассматриваемых случаях является юридическое лицо, находящееся в процедуре банкротства или прошедшее процедуру банкротства и неспособное в полном объеме исполнить все свои денежные обязательства («должник»). В подавляющем большинстве подобных случаев могут иметься признаки, позволяющие дополнительно взыскивать с других лиц, которые в юридической практике относятся к категории контролирующих должника лиц («КДЛ»).

Если ранее судебная практика возлагала обязанность доказывания обоснованности своих требований на кредиторов-заявителей, то после внесения в 2017 году изменений в закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 127-ФЗ (далее – Закон) были определены ситуации, при которых такая ответственность презюмируется. Теперь привлекаемые КДЛ должны доказывать отсутствие законных оснований для возложения на них ответственности.

Ответственными по долгам банкротящейся компании могут быть признаны КДЛ, указанные в статье 61.10 Закона: физическое или юридическое лицо, которое в течение трех лет до возникновения признаков банкротства либо после их возникновения, но до принятия судом заявления о признании должника банкротом имело право давать обязательные для исполнения должником указания или имело возможность иным образом определять действия должника, в т.ч. по совершению сделок и определению их условий.

Из приведенной формулировки видно, что законодатель дал не строгое определение КДЛ, и перечень критериев для признания лица контролирующим должника остается открытым – это некая возможность иным образом определять действия должника.

В частности, КДЛ могут быть лица, определяющие действия должника: в силу нахождения с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства; в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии; в силу должностного положения (не обязательно только генеральный директор) и т.п.

Если в качестве ответственных КДЛ привлечено несколько лиц, то они могут отвечать солидарно (если действовали совместно и их действия охватывались единым умыслом) или в долях, пропорционально мере ответственности в наступлении негативных для кредиторов и должника последствий.

Важным с практической точки зрения представляется тот факт, что КДЛ, передавшее все или часть своих функций по управлению делами компании-должника, признается, тем не менее, надлежащим субъектом ответственности. В этом смысле показательным является вынесенное в 2022 году определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ, отменившей судебные акты нижестоящих судов, которые не усмотрели в указанном случае оснований для ответственности генерального директора (Определение от 30.05.2022 305-ЭС22-2095 по делу А41-88908/2018).

Презумпция вины

В любом случае, пока это доказательно не опровергнуто, в качестве КДЛ будет признаваться: руководитель должника; руководитель управляющей компании должника; член совета директоров или иного подобного органа управления; ликвидатор; лицо с долей владения 50% и более в уставном капитале ООО или 50% и более голосующих акций в АО (с учетом аффилированных лиц); лица, имеющие право избирать / назначать руководителя компании; лицо, извлекшее выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, влияющих на действия должника.

К последней категории можно отнести и контрагентов должника, фактически не участвовавшие в принятии решений от имени должника. Говоря о предположении вины КДЛ, отметим, что такой подход применяется не только в делах о банкротстве, в силу действующих норм «Закона о банкротстве» и разъяснений Верховного Суда РФ, но и в делах о взыскании долга с КДЛ, имевших отношение к деятельности ликвидированного юридического лица. Таким образом, довольно широко практиковавшийся ранее способ оставления юридического лица в статусе, влекущем за собой его ликвидацию (исключение из ЕГРЮЛ) по инициативе налоговых органов, в настоящее время никоим образом не может обеспечить для КДЛ их защиту от субсидиарной ответственности.

В феврале 2021 года Верховный Суд РФ принял определение по одному из дел, согласно которому ответственность вышеуказанных лиц по бремени доказывания и основаниям возникновения приравнивалась к деликтным отношениям (отношениям из причинения вреда) и отношениям из нарушения обязательств. Следовательно, ответчики обязаны доказать отсутствие причинно-следственной связи между своими действиями / бездействием и негативными последствиями на стороне заявителя, а также добросовестность, разумность и достаточную осмотрительность при совершении таких действий (Определение от 16.02.2021 12-КГ20-9-К6, 2-3044/2019).

Уверенно можно сказать, что консультация и сопровождение дела опытным юристом в команде с аудиторами и другими специалистами позволит наилучшим образом защитить права и законные интересы возможных фигурантов спорных правоотношений с обеих сторон: тех, кому угрожает субсидиарная ответственность, и тех, кто обращается с подобными требованиями. Критически важным становится юридическое сопровождение текущей деятельности компаний для минимизации соответствующих рисков.