• Главная
  • Блог
  • Общие вопросы субсидиарной ответственности контролирующих лиц
24.10.2023 BLCONS GROUP

Общие вопросы субсидиарной ответственности контролирующих лиц

Общие вопросы субсидиарной ответственности контролирующих лиц: BLCONS GROUP

Тема субсидиарной ответственности контролирующих лиц весьма объемна, относящиеся к ней вопросы регулируются разрозненными правовыми нормами, а судебная практика — хоть и обширна, но не всегда однородна, при этом правовые подходы к разрешению отдельных ситуаций периодически обновляются. С практической точки зрения, детального разбора заслуживают вопросы определения круга ответственных лиц, возможных инициаторов предъявления требований, сроков и процедуры предъявления требований, их обоснования, определения размера ответственности, порядка исполнения судебных актов и т.п. Указанные аспекты будут последовательно рассматриваться в нашем блоге…

Субъекты субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность – дополнительная ответственность, которая возникает в случае невозможности для кредитора удовлетворить свое требование за счет имущества основного должника.

Под основным должником понимается юридическое лицо, находящееся в процедуре банкротства или прошедшее процедуру банкротства и неспособное в полном объеме исполнить все свои денежные обязательства («должник»). В подавляющем большинстве подобных случаев могут иметься основания для привлечения контролирующих должника лиц («КДЛ») к субсидиарной ответственности.

Если ранее судебная практика возлагала бремя доказывания обоснованности привлечения к ответственности на кредиторов-заявителей, то после внесения в 2017 году изменений в закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее — Закон о банкротстве) были определены ситуации, при которых такая ответственность презюмируется. Теперь привлекаемые КДЛ должны доказывать отсутствие оснований для привлечения их к ответственности.

Ответственными после должника могут быть признаны следующие категории КДЛ, указанные в статье 61.10 Закона о банкротстве:

Физическое или юридическое лицо, которое в течение трех лет до возникновения признаков банкротства либо после их возникновения, но до принятия судом заявления о признании должника банкротом имело право давать обязательные для исполнения должником указания или имело возможность иным образом определять действия должника, в т.ч. по совершению сделок и определению их условий.

Из приведенной формулировки видно, что законодатель дал не строгое определение КДЛ, и перечень критериев для признания лица контролирующим должника остается открытым – возможность иным образом определять действия должника.

В частности, КДЛ могут быть лица, определяющие действия должника:

  • в силу нахождения с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства;
  • в силу наличия полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии;
  • в силу должностного положения (не обязательно только генеральный директор) и т.п.

Если в качестве ответственных КДЛ привлечено несколько лиц, то они могут отвечать солидарно (если действовали совместно и их действия охватывались единым умыслом) или в долях, пропорционально мере ответственности в наступлении негативных для кредиторов и должника последствий.

Важным с практической точки зрения представляется тот факт, что КДЛ, передавший все или часть своих функций по управлению делами компании-должника, признается, тем не менее, надлежащим субъектом ответственности. В этом смысле показательным является вынесенное в 2022 году определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ, отменившей судебные акты нижестоящих судов, которые не усмотрели в указанном случае оснований для ответственности генерального директора (Определение от 30.05.2022 № 305-ЭС22-2095 по делу № А41-88908/2018).

Презумпция вины

В любом случае, пока это доказательно не опровергнуто, в качестве КДЛ будет признаваться:

  • руководитель должника;
  • руководитель управляющей компании должника;
  • член совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа должника;
  • ликвидатор или член ликвидационной комиссии;
  • лицо, обладающее самостоятельно или в совокупности с аффилированными лицами 50% и более в уставном капитале ООО или 50% и более голосующих акций в АО;
  • лицо, имеющее право назначать руководителя должника;
  • лицо, извлекшее выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, влияющих на действия должника.

К последней категории могут быть отнесены и контрагенты должника, фактически не участвовавшие в принятии решений на стороне должника.

Говоря о презумпции вины КДЛ, отметим, что такой подход применяется не только в делах о банкротстве, в силу действующих норм «Закона о банкротстве» и разъяснений Верховного Суда РФ, но и в рамках дел по искам о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ, имевших отношение к деятельности ликвидированного юридического лица. Таким образом, довольно широко практиковавшийся ранее способ оставления юридического лица в статусе, влекущем за собой его ликвидацию (исключение из ЕГРЮЛ) по инициативе налоговых органов, в настоящее время никоим образом не может обеспечить для КДЛ их защиту от субсидиарной ответственности.

В феврале 2021 года Верховный Суд РФ принял определение по одному из дел, согласно которому ответственность вышеуказанных лиц по бремени доказывания и основаниям возникновения приравнивалась к деликтным отношениям (отношениям из причинения вреда) и отношениям из нарушения обязательств. Это значит, что привлекаемые к ответственности лица обязаны доказать отсутствие причинно-следственной связи между своими действиями / бездействием и негативными последствиями на стороне заявителя, а также добросовестность, разумность и достаточную осмотрительность при совершении таких действий (Определение от 16.02.2021 № 12-КГ20-9-К6, 2-3044/2019).

Уверенно можно сказать, что консультация и сопровождение дела опытным юристом в команде с аудиторами и другими специалистами позволит наилучшим образом защитить права и законные интересы возможных фигурантов спорных правоотношений – как лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, так и заявителей / истцов, предъявляющих требования о субсидиарной ответственности. Существенное значение имеет и юридическое сопровождение текущей деятельности хозяйствующих субъектов для минимизации соответствующих рисков.