19.02.2024 BLCONS GROUP

Нейросети и юриспруденция

Нейросети и юриспруденция: BLCONS GROUP

Не так давно мы уже касались вопроса нейросетей, порассуждав о проблемах регулирования результатов их работы с точки зрения авторского права. С тех пор законодатель не добавил ясности в этом вопросе, хотя стремительное развитие псевдоискусственного интеллекта требует решения этого вопроса в ближайшее время. Но сегодня хотелось бы порассуждать о другой стороне использования нейросетей: использование их в работе юриста.

Сегодня представление о возможностях новых технологий во многом гипертрофировано видимыми результатами таких сервисов, как Midjourney, Stable Diffusion, Kandinsky от Сбера, Шедеврум Яндекса. Вводишь текстовый запрос – получаешь картинку, более-менее соответствующую пожеланиям. Текстовые версии нейросетей тоже способны вызвать удивление выдаваемым результатом. Из этого кажущегося прогресса рождаются сентенции о скорой замене специалистов во многих областях на искусственный интеллект. Однако, реальность вносит свои коррективы.

Возможности последних версий ChatGPT в самом деле позволяют упростить или автоматизировать создание контента, но в первую очередь того, который сам по себе должен быть предельно структурированным. Уже сейчас чат-бот может по текстовому запросу выдать простой программный код, например, на Python, но уже более сложные языки программирования оказываются для машинного интеллекта неподъемными. Здесь важно понять основную суть работы нейросети: это не мышление в биологическом смысле этого слова, а симуляция его посредством обучения модели.

Нейросеть представляет собой конечный в своем развитии инструмент, который лишен главного, что присуще человеку – творческого начала.

Сам процесс творчества – это создание объекта из ничего. Да, используя накопленные знания и опыт, но работа сознания остается непознанной до конца по сей день. Поэтому нетривиальная задача, условия которой не заложены в обученной модели, не будет иметь решения в нейросети из-за невозможности выстраивания цепочки связей и аналогий, но главное – невозможности критической оценки сделанных выводов. Это не является большой проблемой при создании картинки или развлекательного текстового контента, но может оказаться фатальной в сферах, где цена ошибки выражается в огромных финансовых потерях, а то и жизни. Например, действующие врачи задавали ChatGPT вопросы из своей профессиональной сферы, полученные ответы вели потенциальных пациентов прямой дорогой в реанимацию, а то и на кладбище.

Работа юриста, конечно, редко связана с угрозой здоровью, но ответственность за принимаемые решения очень часто бывает велика. И разговоры о том, что адвоката можно заменить нейросетью, ведутся скорее обывателями, но не профессионалами.

Искусственный интеллект можно обучить всей нормативной базе и судебной практике, но применение модели к конкретному кейсу в любом случае вызовет проблемы с конечным результатом.

В качестве эксперимента мы поставили перед чат-ботом следующую задачу, написав такой запрос:

«Составь исковое заявление о взыскании 1 000 000 рублей по договору поставки, просрочка составила 90 дней, пени в договоре составляю 0,1% в день. Рассчитай пени. Сошлись на нормы права».

Полученный результат вызвал улыбку, слегка снисходительную, но, в принципе, как заготовка для иска может устроить:

[Ваше имя]

[Ваш адрес]

[Дата]

[Наименование суда]

[Адрес суда]

[Полное наименование ответчика]

[Адрес ответчика]

Исковое заявление о взыскании долга по договору поставки с просрочкой оплаты и начислением пени

Уважаемый суд,

Я, [ваше имя], обращаюсь к вам с исковым заявлением о взыскании долга по договору поставки, который был заключен между мной в качестве поставщика и [полное наименование ответчика] в качестве покупателя. В соответствии с условиями этого договора, ответчик обязан оплатить мне сумму в размере 1 000 000 рублей.

Однако ответчик не произвел оплату указанной суммы в оговоренный срок, и просрочка составляет 90 дней, что является явным нарушением ответчиком своих обязательств.

Согласно условиям договора, установлена пеня в размере 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки. Рассчитывая пеню по просрочке в течение 90 дней, сумма начисленных пени составляет 90000 рублей. Таким образом, общая сумма, подлежащая взысканию, составляет 1090000 рублей.

В соответствии с действующим законодательством, я прошел необходимые процедуры досудебного урегулирования спора, но не получил реакции от ответчика. С учетом этого, я обращаюсь к суду с просьбой о защите моих прав и интересов.

Прошу суд:

  1. Взыскать с ответчика в мою пользу долг, составляющий 1 000 000 рублей.
  2. Взыскать с ответчика в мою пользу пени за просрочку оплаты в размере 90 000 рублей.
  3. Начислить ответчику штраф за просрочку исполнения обязательств в соответствии с действующим законодательством.
  4. Взыскать с ответчика судебные расходы и иные причитающиеся мне расходы.

В качестве приложений к исковому заявлению прилагаются:

  • копия договора поставки, подписанного между мной и ответчиком;
  • копии документов, подтверждающих просрочку оплаты и расчет пени.

Прошу рассмотреть данное исковое заявление в установленном законом порядке и принять решение в пользу защиты моих прав и интересов.

[Ваше имя]

То есть помочь подготовить простое исковое заявление нейросеть способна, хотя условия выполнены не были: нормы права не указаны, сам иск процессуальным требованиям не соответствует. Однако, попытавшись поставить задачу чуть сложнее, мы получили такой поток искусственного сознания, что приводить его не только бессмысленно, но и стыдно.

Проблема здесь в том, что в простых кейсах нейросеть в принципе не нужна. Для очевидной ситуации, как выше, с взысканием бесспорного долга по поставке достаточно скачать любую «болванку» искового заявления, заполнить ее и отправить в суд. Если же ситуация сложнее, то кто из юристов возьмет на себя ответственность за работу искусственного интеллекта?

Тем более что судьи – это люди, которые мыслят не моделями, а опытом и знаниями, оценивают доказательства и аргументы в том числе, опираясь на собственные суждения. На данном этапе развития нейросетей создать адекватный алгоритм, позволяющий учитывать все аспекты дела, невозможно, не говоря уже и о том, что работа юриста заключается не столько в написании заявления, сколько в анализе имеющихся документов, доказательств и фактических обстоятельств, соотнесение их с показаниями участвовавших в кейсе лиц.

Более приближенной к истине была бы процедура, в которой ИИ-юристы выступают перед ИИ-судьей, используя одни и те же модели, но конечное решение здесь не взялся бы предсказать никто. Шесть пальцев на руках от Midjourney покажутся тут невинной шуткой.

Если смотреть в ближайшее будущее, то интеграция искусственного интеллекта в правовые поисковые системы может значительно облегчить работу профессионалов, повысив релевантность выдачи по поисковым запросам, но и это будет лишь вспомогательным инструментом. Время кибернетических судей если и настанет, то очень не скоро.