18.09.2020 Александр Сологуб

Отмывание денег — судебный контроль

Использовать судебные решения для легализации незаконных финансовых схем станет сложнее

Судебные решения — метод легализации незаконных схем

Для легализации тех или иных операций и сделок, противоречащих требованиям законодательства, иногда используется судебное производство в целях получения судебного акта, подтверждающего законность манипуляций. Например, стороны хотят обеспечить подтверждение фиктивных сделок, то есть существующих только на бумаге, но фактически не исполненных сторонами, чтобы снизить налоги – признать завышенные расходы или уменьшить доходы. Либо их целью является вывод за рубеж значительных сумм, и как основание оплаты используется признание долга с большой неустойкой или штрафом и утверждение мирового соглашения в суде. Судебный акт является убедительным доказательством правомерности любых действий, хотя по факту это является отмыванием денег.

С точки зрения российского, да и иностранного законодательства, операции, не имеющие связи реальной деятельностью, являются ничтожными, а в ряде случаев – незаконными, так как совершаются для обхода требований закона. Государство, кроме того, контролирует операции и сделки с денежными средствами или иным имуществом на предмет из связи с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем.  В России такой контроль осуществляется Росфинмониторингом в соответствии с Законом № 115-ФЗ от 07.08.2001 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». И с каждым годом контроль становится все более жестким, так как Россия активно автоматизирует внутреннее взаимодействие государственных органов и организует широкое международное взаимодействие с иностранными компетентными органами по данному вопросу.

Незаконные сделки — усложнение схем легализации

Теперь и суды будут более бдительно относится к участникам спора и к используемым ими доказательствам, в частности, вызывающим сомнение в рыночном характере, или разумности взаимоотношений участников процесса.

Президиум Верховного Суда 8 июля 2020 года утвердил тематический Обзор, в котором рассмотрены вопросы принятия судами мер противодействия незаконным финансовым операциям. В Обзоре Верховного суда приведены примеры незаконных схем и признаки недобросовестного поведения участников процесса, в частности, исполнение фиктивных договоров поставки, выдача и предъявление векселей в отсутствие долговых обязательств, признание долгов на существенные суммы через мировые соглашения и т.д.

Судьям даны разъяснения, каким образом следует действовать при наличии доказательств, свидетельствующих о возможном нарушении положений Закона № 115-ФЗ, валютного, налогового и таможенного законодательства. Например, суд вправе:

  1. Отказать в удовлетворении требований, основанных на мнимой (притворной) сделке, совершенной в целях придания правомерного вида передаче денежных средств или иного имущества (п. 7).
  2. Отказать в утверждении мирового соглашения или принятия отказа от иска (п. 4).
  3. Признать сделку недействительной, если придет к выводу, что она совершена в обход законодательства в противоправных целях, связанных с совершением незаконных финансовых операций, и отказать в удовлетворении иска (п. 9).
  4. Отказать в признании и приведении в исполнение решения иностранного, в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если действительной целью обращения в суд являлось создание видимости спора и получение формального основания для перечисления денег, в том числе из РФ в иностранные юрисдикции (п. 10).
  5. Отказать в принятии заявления о вынесении судебного приказа (п. 2) и т.д.

Контролирующие органы становятся частью процесса

Представляется, что теперь случаев привлечения государственных органов – Росфинмониторинга, органов прокуратуры, налоговых и таможенных органов – к участию в рассмотрении дел по инициативе суда станет больше. Поскольку Верховный суд указал на необходимость выполнения судами требований закона, направленных на противодействие незаконным финансовым операциям, судьи возьмут на вооружение разъяснения вышестоящего органа. И если у судьи возникнут какие-либо сомнения в «обычности» операций или требований, в отношении которых рассматривается спор, он привлечет соответствующий контролирующий орган в качестве участника судебного процесса. Хотя пока сложно предположить, насколько энергично суды начнут проверять обстоятельства, касающиеся возможного использования судебного порядка разрешения споров в целях легализации доходов, полученных с нарушением законодательства.

Предполагается, что и контролирующие органы займут активную позицию по мониторингу отдельных субъектов и будут предпринимать меры для вступления в судебный процесс. Ведь участники процесса наделены широкими правами: участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы, заявлять ходатайства, приводить доводы, возражать против ходатайств, доводов других лиц и пр. В том числе, привлеченные к участию в деле госорганы вправе обжаловать судебные акты. Значит, у них появляется реальный и действенный способ выявлять и препятствовать реализации «подозрительных» операций.

«Отмывание денег» — расширение определения

Однако, наделение судей полномочиями по выявлению и предотвращению незаконных финансовых операций является перераспределением государственных функций, возложенных законом на иные органы. А, учитывая привычку к «перегибам», имеются опасения, что в зону особого внимания и дополнительного контроля теперь будут попадать любые операции, которые отмечены в Обзоре, либо в случае, если сумма спора является значительной. Уже в п. 3 Обзора приведены отдельные факты, которые могут оцениваться как подтверждение наличия в действиях сторон противоправных действий. Например, «обе организации, которые выступали сторонами третейского разбирательства, зарегистрированы по адресам «массовой регистрации»; в государственный реестр внесены записи о недостоверности сведений об их адресах; учредители и руководители сторон спора являются «массовыми директорами»; номера телефонов, заявленные при регистрации истца, совпадают с номерами телефонов ответчика, а также с номерами телефонов еще более ста организаций».

Следовательно, вместо того, чтобы разрешать по существу спор, суд первоначально будет проводить собственную экспертизу «законности» операций и сделок. И это, несмотря на большое количество контролирующих органов, наделенных полномочиями и средствами для контроля за соблюдением «противоотмывочного», налогового, валютного, таможенного законодательства.

Полномочия судов в целях противодействия легализации незаконных доходов

Суды вправе:

  • отказать в удовлетворении требований;
  • отказать в утверждении мирового соглашения;
  • признать сделку недействительной;
  • отказать в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда;
  • отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и т.д.

По инициативе суда к участию в деле могут быть привлечены государственные органы: Росфинмониторинг, органы прокуратуры, налоговые и таможенные органы.

Если обстоятельства дела свидетельствуют о наличии признаков легализации доходов, полученных незаконным путем или действия сторон свидетельствуют о нарушении положений Закона № 115-ФЗ, валютного, налогового и таможенного законодательства.