Новые указания ФНС (26.06.2017)

В 2015-2016 годах резко возросло количество выигранных налоговыми органами споров, вытекающих из признания полученной налогоплательщиком налоговой выгоды необоснованной. При этом фактически налоговыми органами применялся единый «формальный» подход к формированию доказательственной базы. В частности, использовались:

  • оценка взаимозависимости лиц;
  • допросы (опросы) руководителей и должностных лиц проверяемых субъектов и их контрагентов;
  • информация о движении денежных средств;
  • оценка материально-технической базы;
  • результаты почерковедческой экспертизы;
  • недобросовестность контрагентов второго и последующих звеньев и пр.

Разъяснения ФНС России, приведенные в Письме №ЕД-5-9/547@ от 23.03.2017 (далее — Письмо), касаются порядка оценки налоговым органом обстоятельств и доказательств, собранных в рамках мероприятий налогового контроля.

Получение необоснованной налоговой выгоды возможно путем совершения операции с проблемным контрагентом или путем создания формального документооборота с использованием цепочки контрагентов. Для подтверждения факта получения необоснованной налоговой выгоды следует доказать факты юридической, экономической и иной подконтрольности, которые могут устанавливаться, в том числе на основании:

  • взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику;
  • обстоятельств, свидетельствующих о согласованности действий участников сделки (сделок);
  • доказательства нереальности хозяйственной операции по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

Итак, важные и полезные для налогоплательщиков разъяснения ФНС России:

  1. Если доказательства подконтрольности налогоплательщику спорных контрагентов отсутствуют, налоговому органу необходимо исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельства, свидетельствующие о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика по первому звену.
  2. Признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств не могут являться самостоятельным основанием для возложения негативных последствий на налогоплательщика.
  3. Установление путем проведения допросов и почерковедческих экспертиз факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя, не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

ФНС разъяснила также, каким образом следует оценивать добросовестность налогоплательщика при проверке контрагента.

Так, налоговым органам необходимо:

  • оценивать обоснованность выбора контрагента;
  • исследовать вопросы, отличался ли выбор контрагента от условий делового оборота или установленной самим налогоплательщиком практики осуществления выбора контрагентов;
  • исследовать, каким образом оценивались условия сделки и их коммерческая привлекательность, деловая репутация, платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта;
  • заключались ли налогоплательщиком сделки преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств.

Достаточность и разумность принятых налогоплательщиком мер по проверке контрагента подлежит оценке в рамках мероприятий налогового контроля. При этом налоговым органам рекомендовано запрашивать у налогоплательщика: документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента; источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента); результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов; документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.); деловую переписку.

Отметим, что требования по «проверке добросовестности контрагента» и ранее предъявлялись к налогоплательщикам (Приказ ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок». В рассматриваемом письме ФНС России обобщает, на что следует обращать внимание:

  • отсутствие личных контактов руководства / уполномоченных должностных лиц поставщика и покупателя при обсуждении условий поставок, подписании договоров;
  • отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя компании-контрагента, копий документа, удостоверяющего его личность;
  • отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских и (или) производственных и (или) торговых площадей;
  • отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте (отсутствуют реклама в средствах массовой информации, рекомендации партнеров или других лиц, сайт контрагента и т.п.).

Указанное Письмо адресовано нижестоящим налоговым органам и подготовлено с учетом правовой позиции, определенной в 2016-2017 году Верховным судом РФ. Ожидается, что изменение требований к оценке доказательств, используемых для установления факта получения необоснованной налоговой выгоды, снизит количество предъявляемых к налогоплательщикам претензий, основанных на «формальном подходе», когда, не оспаривая реальность осуществления хозяйственной операции с контрагентом, подтвержденной первичными документами, налоговые органы ограничиваются выводами о недостоверности таких документов, основанными только на допросах руководителей контрагентов, заявивших о своей непричастности к деятельности организаций, или на результатах почерковедческих экспертиз.

Мария Стригалева,
BLcons Group Audit Department

Русский
8 (800) 350-81-96